Таурэнильдо
01.02.2014 в 23:21
Пишет Марленикен:

Дракула. "Адаптация с клыками" Вернера Херцога


(I часть перевода)

Про особенности культурных традиций, историю производства и критическое восприятие "Вампира Носферату", сложные отношения с жанром хоррора и стремление к прекрасному Стокера - рассказывает и объясняет киновед Гаррет Кварли.

Странность всегда была главной отличительной чертой Вернера.
Друг однажды сказал мне, что слышал, как Херцог
изъявил желание чтобы в его фильмах мир выглядел для
зрителя таким, каким он выглядит для марсианина только что прибывшего
на Землю. Этот метод Херцога являет полную противоречивость его картин.


Ракурс сегодняшнего дня


26 октября 2002 года я посетил на Манхэттене Кафедральный собор имени св. Иоанна Богослова, во время фееричного ежегодного карнавала вурдалаков и нечисти. Как и обычно, ночью представление закончилось кукольным парадом. Но в этом году игрушечной выставке предшествовало любопытное событие - показ немной ленты "Носферату. Симфония ужаса" 1922 года режиссёра Фридриха Мурнау под живой аккомпанемент органа.

Я и раннее видел фильм Мурнау, и ожидал как обычно реликвалий театрального действия и спецэффектов. Но в конце концов, по время просмотра, услышал лишь смешки разачарования и удивления в зале, в основном среди молодого поколения. После захотелось напомнить о важности контекста этого фильма, его пути до сегодняшнего дня и оригинальной версии. Ведь в 2002 году ему исполнилось 80 лет.

Позже я увлёкся всем, что касалось "сверхъестественного ужаса". Я читал обзоры, водил пальцами по библиотечным книгам и сравнивал изображения вампиров во всех когда-либо снятых фильмах. И пришёл к выводу - Носферату лучшее воплощение образа.

И только после посещения собора, только после прочтения романа Брэма Стокера "Дракула" я посмотрел киноадаптацию 1979 года Вернера Херцога "Носферату. Призрак ночи". Так закончились прятки с инсайдерами - альтернативной историей Элиас Меридж "Тень вампира" 2000. То, что последует ниже - лишь результат моего погружения в предмет изучения.

Точка отсчёта

То, что мы называем das neue Kino, или Новое немецкое кино, было движением рождёным из конфликта поколений. После поражения Германии во Второй мировой войне было важно сохранить свою народную культуру, несмотря на разделение земли державами-победителями, которое принесло Германии внедрение иностранной продукции и потерю былого статуса великой державы Адольфа Гитлера.

Наряду с быстрой американизацией ФРГ по сравнению с ГДР, в западной части не было проблем с "усвоением" нацисткого прошлого, "unbewältige Vergangenheit". Что касается "проблемы отцов и детей", начавшийся бэби-бум в последствие породил противоречие между военным поколением и молодёжью, и не в последнюю очередь из-за судебного преследования Холокоста в годы войны и последующего подъёма экономики.

Немецкое кино, само отражение национального чувства, показывало всю напряжённость обстановки на экране. Ослабленный войной немецкий кинематограф 1940 года производил ленты только для узких кругов зрителей. Однако контроль Голливуда над немецкими киностудиями заметно поугас.

На фестивале в Оберхаузене в 1962 году уже демонстрировали чувство отчуждения и аномии, которые так долго скрывались. Александр Клюге и Норберт Кжельман, как режиссёры, выступили против обычной системы. Они выдвинули на фестивале манифест направленный против тогдашней кинематографической практики.

Американские доллары инвестировали только "западный продукт" и поддерживали свои каналы, немецкие фильмы лишались материальной поддержки, из-за этого в Оберхаузене и выступила группа людей против культурной колонизации. После чего был создан Koratorium Junger Deutscher Film (Совет молодых германских кинематографистов), для финансирования и работы кинематографических вузов и архивов в Мюнхене и Берлине. С 1965 по 1968 Совет поддержал несколько десятков начинающих немецких режиссёров. Однако, материальные неудачи продолжали преследовать новую волну кино.

Одним из способов решения этой проблемы могло бы стать Förderungsanstalt (организация по фин. поддержке производителей кино) которая позволяла свободно снимать порно и секс-комедии. Вторым методом была реформа FFA (Организация издателей и авторов), частная компания, предназначенная для распространения фильмов на деньги налогов с ТВ и обеспечения искусства. В конце концов, это был плодотворный период и мир увидел таких режиссёров как Вима Вендерса, Райнера Фассбиндера и Вернера Херцога. Но куда большую популярность они обрели за рубежом.

Вендерс, самый молодой из них, умело смешивал жанры Голливуда. Фассбиндер снимал мелодрамы, разгромленные критиками за подражание американцам. Но у него было предостаточно поклонников, которые утверждали что его ленты - это уход от стереотипов. Смертью Фассбиндера заканчивается Новая волна немецкого кино.

Вернер Херцог самый старший из этой троицы. Он всегда обладал великолепной жаждой справедливости и инстинкта самосохранения. Его работы были крайне скорпулёзны и тяжелы в производстве. Из-за этого поклонники восхищались красивейшими пейзажами, загадочными героями и прочим, пока недоброжелатели видели лишь баловство и безрассудность.

Хотя его биография полна преувелечений, в общем известно, что он вырос в глухой баварской деревне, написал первый сценарий в 15 лет и снял первый короткометражный фильм в 17. Чтобы прокормиться, он был "синим воротничком". В конце концов он получил степендию Фулбрайта в питтсбургском Университете, где изучал кино и телевидение. В 1964 году выиграл премию Карла Майера за перспективный сценарий, и наконец, спустя 4 года выступает с дебютной картиной "Признаки жизни" (1968 г.).

В этот период он колеблится между документальностью, поэтическим величием и эпическим путешествием в души безумцев. Херцог предлагает кино в виде афоризма: "Фильм не искусство учёных, но и не простаков". Такая идея проливает свет на увлечение забытой классикой в лице Мурнау.

URL записи

@темы: репостинг, кино